Подпишитесь
Дом

Мы НЕ всегда ЗНАЕМ, что думаем на САМОМ ДЕЛЕ

Мы же всегда знаем, что думаем, не так ли? Нет, отвечает британский философ и писатель Кит Франкиш

 

Считаете ли вы расовые стереотипы ложными? Вы в этом уверены? Я не спрашиваю вас, уверены ли вы в ложности расовых стереотипов, — но уверены ли вы в том, что считаете их ложными? Этот вопрос может показаться странным. Мы же всегда знаем, что думаем, не так ли? Нет, отвечает британский философ и писатель Кит Франкиш.

 

Большинство специалистов по философии сознания уверены: мы обладаем исключительным доступом к своим мыслям — и практически не ошибаемся в их отношении. Некоторые предполагают даже, что у нас есть своего рода «внутреннее чувство», с помощью которого мы отслеживаем происходящее у себя в голове, точно так же, как с помощью других чувств отслеживаем происходящее в мире.

 

Мы можем искренне заблуждаться насчет собственных убеждений

 

Впрочем, существуют и другие мнения. Например, философ-бихевиорист середины XX века Гилберт Райл (Gilbert Ryle) полагал, что о происходящем в нашем разуме мы узнаем не с помощью внутреннего чувства, а наблюдая за собственным поведением, так что окружающие могут знать нас лучше, чем мы сами. На эту тему даже есть анекдот — бихевиорист после секса говорит бихевиористке: «Дорогая, тебе было хорошо. Теперь скажи, как было мне?»

 

Мы НЕ всегда ЗНАЕМ, что думаем на САМОМ ДЕЛЕ

 

 

 

 

Мы не знаем причины собственного выбора

 

Подобных взглядов — правда, из других соображений — придерживается и современный философ Питер Кэрразерс (Peter Carruthers). Он считает наши мысли и решения продуктом самоинтерпретации — зачастую ошибочной.

 

Как известно, люди иногда считают, что у них есть представления, которых у них на самом деле нет. Скажем, при выборе из нескольких одинаковых предметов участники эксперимента обычно выбирают тот, что справа. Однако, отвечая на вопрос о причине выбора, они ее выдумывают, утверждая, что выбранный предмет приятнее по цвету или лучше по качеству.

 

Аналогично, если человек действует под влиянием забытого им гипнотического внушения, он придумывает причину так действовать. Судя по всему, речь идет именно о бессознательной самоинтерпретации.

 

Испытуемые, не зная настоящих причин своих действий (предпочтение правой стороны, гипноз), конструируют некую вероятную причину. При этом они не понимают, что занимаются интерпретацией, и утверждают, что полностью в курсе того, почему они действуют именно так.

 

 

Как работает «чтение мыслей»

 

Этот вывод подтверждается множеством других исследований. Скажем, если людей просят во время прослушивания записи кивать головами (якобы для проверки наушников), они чаще соглашаются с тем, что слышат, чем в тех случаях, когда их просят мотать головой, как при несогласии. А если их просят выбрать из двух предметов, которые раньше им одинаково нравились, они потом говорят, что выбранный предмет им исходно нравился больше.

 

Похоже, мы бессознательно интерпретируем собственное поведение, принимая свои кивки за знак согласия, а свой выбор — за свидетельство предпочтений.

 

Исходя из этого, Кэрразерс в своей книге «Непрозрачность разума» (2011) объявляет наше знание о себе плодом интерпретации.

 

По его мнению, люди (и другие приматы) обладают развитой ментальной подсистемой для понимания окружающих, способной быстро, на бессознательном уровне генерировать представления о том, что окружающие думают и чувствуют, на основании их наблюдаемого поведения.

 

Данные, свидетельствующие о существовании такой системы для «чтения мыслей», исходят из разных источников. В частности, на это указывает быстрота, с которой у младенцев развивается способность понимать людей вокруг.

 

Мы НЕ всегда ЗНАЕМ, что думаем на САМОМ ДЕЛЕ

 

 

 

 

 

Мы знаем непосредственно только то, что ощущаем

 

Кэрразерс полагает, что эта же система отвечает и за наши представления о собственном разуме. У людей нет второй, обращенной внутрь системы аналогичного рода (то есть внутреннего чувства). Знание о себе мы получаем, просто направляя на самих себя систему, ориентированную вовне.

 

А так как эта система ориентирована вовне, она имеет доступ только к сенсорной информации и делает выводы исключительно из нее (зато к этой информации у нее есть прямой доступ, и поэтому наше знание о том, что мы чувствуем, не проходит через интерпретацию).

 

Свои мысли мы знаем лучше, чем чужие, только потому, что о себе у нас больше сенсорной информации.

 

Это не только данные о речи и поведении, но и эмоциональные реакции, и телесные ощущения (боль, положение тела), и широкий спектр мысленных образов, включая постоянный поток внутренней речи. При этом есть серьезные основания считать, что мысленные образы обрабатываются теми же самыми механизмами мозга, которые задействованы при сенсорном восприятии. Кэрразерс называет это теорией интерпретирующего сенсорного доступа (ИСД) и подтверждает ее гигантским массивом экспериментальных данных.

 

 

Существуют ли сознательные решения?

 

Из теории ИСД можно сделать несколько поразительных выводов. Один из них заключается в том, что (за некоторыми исключениями) мы не имеем сознательных мыслей и не принимаем сознательных решений. В противном случае мы воспринимали бы их напрямую, а не посредством интерпретации.

 

Наши сознательные процессы — это, в сущности, сенсорные состояния определенного рода, а то, что мы принимаем за сознательные мысли и решения, — сенсорные образы (в особенности это относится к эпизодам внутренней речи).

 

Еще один вывод предполагает, что мы можем искренне заблуждаться насчет собственных убеждений. Вернемся к вопросу о национальных и расовых стереотипах. Возможно, вы утверждаете, что считаете их ложными. Но, если теория ИСД верна, вы не можете быть уверены в том, что действительно так думаете.

 

Как показывают исследования, многие из нас, искренне осуждая предрассудки, ведут себя (когда не отслеживают свои действия) так, как если бы они были истинными. Так проявляется скрытая предвзятость в отношении некоторых национальностей, противоречащаяя формальным убеждениям.

 

 

Мы все невольно лицемерим

 

Теория Кэрразерса предлагает более простое объяснение. Эти люди считают стереотипы верными, но также знают, что признавать это — социально неприемлемо. Поэтому они говорят, что стереотипы ложны. Более того, они говорят это и себе самим, во внутренней речи. Это делает их лицемерами — но неосознанными лицемерами. Возможно, все мы таковы.

 

Если наши мысли и чувства фактически бессознательны, это означает, что специалистам по моральной философии предстоит много работы — ведь мы обычно считаем, что человек не отвечает за свое бессознательное. Теория ИСД, разумеется, не предполагает, что мы должны отказаться от идеи ответственности как таковой, но переосмыслить ее радикальным образом нам придется.опубликовано econet.ru

Кит Франкиш

перевод: Евгений Губницкий

Остались вопросы — задайте их здесь

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое сознание - мы вместе изменяем мир! © econet

Источник: https://econet.ua/

Комментарии (Всего: 0)

    Добавить комментарий

    Большинство людей предпочитают глупость мудрости, ибо глупость смешит, а мудрость печалит. Уильям Шекспир
    Что-то интересное
    Больше материалов
    Больше материалов